Художник рисует при помощи лупы и солнечного света

На Реддите нашли филиппинского художника Джордана Манг-осана, который рисует свои картины при помощи лишь холста, лупы и солнечного света. Многие из вас с помощью кисти или ручки такого никогда не добьются.


Джордан Манг-осан — филиппинский художник, использующий силу солнца для создания рисунков с пирографией. Пирография — это искусство украшения дерева или других материалов следами обжига.












Поделись
с друзьями!
328
0
7
7 дней

Невероятные истории в работах сюрреалиста Михаила Хохлачева

Сюрреализм — это жанр живописи, который дано понять далеко не каждому. Но почти все любят рассматривать картины с фантастическими и даже абсурдными сюжетами. Особенно если они яркие, отлично детализированы и обыгрывают знакомые всем сюжеты из истории или литературы. Художник-сюрреалист Михаил Хохлачев создает именно такие захватывающие полотна, от которых трудно оторваться.


Михаил Хохлачев, которого также знают под псевдонимом Майкл Шеваль (Michael Cheval), родился в 1966 году в городе Котельниково в Волгоградской области СССР. Отец художника был военным, но при этом имел необычное для людей своей профессии хобби — писал картины. Дед Михаила по отцу был профессиональным художником-оформителем, так что можно говорить о настоящей династии.


Михаил рисовал с раннего детства, но в большое искусство он пришел не сразу. Сначала он выучился на инженера-конструктора и лишь потом окончил Государственную Академию художеств Туркменистана.


Жизнь в Средней Азии наложила серьезный отпечаток на творчество Хохлачева. У художника много картин, в которых чувствуется философия Востока и его характер.


Первая персональная выставка Михаила Хохлачева прошла, когда ему было 24 года. К этому времени художник уже имел серьезный авторитет и сотрудничал со многими издательствами. Также он с удовольствием работал с театрами, оформляя сцену и создавая эскизы декораций и костюмов.


В 1997 году Хохлачев эмигрировал в США, где начал новую творческую карьеру. Запад прекрасно принял сюрреалиста с неповторимым стилем и невероятной работоспособностью.


Картины Михаила Хохлачева фантастические и даже абсурдные. Но при этом художник активно использует приемы реализма, делая своих необычных героев максимально живыми и эмоциональными.
















Источник: bigpicture.ru
Поделись
с друзьями!
597
6
27
22 дня

Женская красота в реалистичных работах художника Сергея Маршенникова

Современный художник Сергей Маршенников (Serge Marshennikov), вдохновленный красотой женского тела, создает образы, полные нежности и очарования. И совсем неудивительно, что эти реалистичные картины, наполненные невероятной привлекательностью, легкой сексуальностью и завораживающей мягкостью, завоевали широкое признание во всем мире. Девушки на них настолько хороши собой, что смотреть без замирания сердца просто невозможно.


Используя художественные приемы XIX века и играя со светотенью, цветами и оттенками, Сергей создает поистине воодушевленные женские образы, будто подсвеченные изнутри. Его картины — поэзия женского тела, в которой нет пошлости и разврата. Все девушки в работах автора выглядят целомудренно и благоговейно, но при этом весьма сексуально.




















Поделись
с друзьями!
861
7
17
26 дней

Сюрреалистический бал Леонор Фини

Сюрреалистическим по духу было не только искусство Леонор Фини, но и способ ее жизни и восприятия мира. Там, где появлялась Леонор, в воздухе веяло серой и ладаном. «Голова львицы, разум мужчины, бюст женщины, туловище ребенка, ангельская грация, дьявольский дискурс», — описывал Фини американский арт-дилер Джулиан Леви. В средние века ее, пожалуй, отправили бы на костер: слишком много красоты, таланта, ума и неистовства! В прошлом столетии она «правила бал» в сюрреализме — в живописи, дизайне, литературе, моде… И создала костюмы к фильму Феллини «81/2».


— Меня интересует только неизбежная театральность моей жизни.
…Я всегда любила и жила в своем собственном театре
Леонор Фини


Детство Леонор, урожденной Элеоноры, могло послужить сюжетной канвой зажигательного сериала. Девочка родилась в Буэнос-Айресе в семействе Эрминио Фини, состоятельного и фанатично религиозного аргентинца (по другим сведениям — итальянца) с русскими корнями, и Мальвины Браун-Дубич, уроженки Триеста, в которой текла немецкая и славянская кровь.

Леонор Фини с родителями. 1907. Аргентина.

Брак был недолгим: измученная деспотизмом мужа Мальвина бежала с полуторагодовалой малышкой на руках в свой родной город, где остались родители и брат Эрнесто. Кипящий от негодования Эрминио пускается по следу беглянок, пересекает океан, находит дочь — и похищает ее. В свою очередь, Мальвина, не обращаясь за помощью к полиции, ухитряется разыскать и отобрать девочку.

Борьба между родителями за право опеки над ребенком продолжается шесть лет, и все это время Леонор тщательно скрывают, одевают и растят как мальчика, чтобы сбить с толку ее осатаневшего отца. В конце концов, испытав все средства, Эрминио отступается от мысли вернуть себе дочь. Все эти события — латинские страсти, маскарад, гендерный хаос, — наложат фатальный отпечаток на весь уклад жизни Леонор.

Леонор Фини. 1913. Триест.

Девочка, обладая врожденным интеллектом, рано проявила способности настоящего вундеркинда и творческие задатки. На одном из первых своих рисунков пятилетняя Лолó, как называли ее домашние, трогательно и правдоподобно изобразила курочку, снесшую в горшочек яичко. Родные были потрясены — ведь рисовать ее никто не учил, — но возводить детские способности в культ не стали.

Леонор росла настоящей маленькой разбойницей: на пляже, например, ей больше всего нравилось рыться в песке в надежде найти вымытый морем скелетик или череп какого-нибудь животного. Из-за вольномыслия и нелюбви к подчинению ей пришлось сменить не одну школу. Впоследствии, вспоминая отрочество, художница утверждала, что рано осознала необходимость бунтовать — ради права жить так, как ей хочется, и необходимость зарабатывать — чтобы ни от кого не зависеть.

Материнство. Леонор Фини. 1932−34

В пятнадцатилетнем возрасте Леонор перенесла конъюнктивит, из-за которого ей пришлось два месяца провести с плотной повязкой на глазах. В вынужденной темноте ее внутреннему взору являлись сонмы странных существ и невероятных сюжетов, порожденных воображением в отсутствие визуальной информации.

Вечерняя химера Леонор Фини • Живопись, 1961, 81×59.6 см

Коллоквиум по минералогии Леонор Фини • Живопись, 1960, 60.3×92.7 см

После болезни девочка столь исступленно запечатлевала увиденное в бесчисленных живописных работах, рисунках, скульптурах, куклах-марионетках, что ее призвание заниматься искусством стало очевидным. По совпадению, в то же время ее выгнали из очередной школы, и дальнейшее становление Леонор происходило ценой собственных усилий при содействии и поддержке семьи.

Леонор Фини в Триесте. 1925

К счастью, с родными и местом жительства юной барышне повезло. Триест, крупный порт на семи ветрах между Балканами и Альпами на стыке латинской, германской и славянской цивилизаций, считался жемчужиной Австрийской Ривьеры. В начале XX века этот город обладал высоким культурным статусом и был пропитан духом космополитизма. В гостеприимном доме Мальвины, слывущей женщиной широких взглядов, царила богемная атмосфера.

В круг общения семьи входили такие блестящие личности, как Райнер Мария Рильке, Итало Свево, Умберто Саба и Джеймс Джойс, который в то время проживал в Триесте, дописывая знаменитый роман «Улисс».

Портрет жительницы Триеста. Леонор Фини. 1925

Портрет жителя Триеста. Леонор Фини. 1925

Специальное художественное образование Леонор также не стремилась получать в рамках системы. Вместо этого, будучи девчонкой неробкого десятка, она самостоятельно изучала анатомию, с 13 лет зарисовывая трупы в анатомическом театре местного морга, куда ее по знакомству пускал охранник. По мере пробуждения серьезного интереса к искусству юная Леонор подружилась с известными местными живописцами — Артуро Натаном (Арти), Карло Сбиса, Эдмондо Пассауро, — и брала у них уроки.

Искушение. Леонор Фини. 1925

Начинающая художница приобщалась к искусству в европейских музеях и выставочных залах. А когда дядюшка Эрнесто поручил ее заботам свою обширную библиотеку, Фини с головой ушла в освоение композиционных и технических приемов, с энтузиазмом изучая альбомы с графикой Бердслея, работами британских прерафаэлитов и немецких романтиков.

Леонор страстно и на всю жизнь полюбила чтение. С трудами Фрейда она познакомилась еще до своего 16-летия, и ее захватила трактовка символики мифов и снов, созвучная собственному опыту и ощущениям. В будущем эта увлеченность сблизит Фини с сюрреалистами, почитавшими Фрейда и полагавшими, что сновидение, освобожденное от цензуры сознания, служит источником незамутненного, первичного искусства. В зрелые годы Леонор будет исследовать в своих работах темы женской идентичности, матриархата, транслируя их через хтонические образы темных богинь, наполненные эротической и гипнотической энергией.

Из одного дня в другой II. Леонор Фини 1938

Ангел в анатомии. Леонор Фини

Рано созревшая чувственность, провокативное поведение, необузданный темперамент Леонор давали массу поводов к досужим сплетням. Нескладный подросток превратился в femme fatale — высокую, статную, кудрявую красотку с кошачьим разрезом глаз.

Автопортрет с большим воротником. Леонор Фини. 1941. Частная коллекция

Как утверждала сама Фини, с 18 лет она имела обыкновение жить в подобии коммуны и редко ограничивала себя союзом с единственным партнером, предпочитая, как она выражалась в письмах, «караваны соучастий», в которых у каждого были параллельные романы. К армии ее любовников причисляют едва ли не весь золотой список художников, литераторов, мыслителей ХХ века.

Автопортрет со скорпионом. Леонор Фини. 1938. Частная коллекция

Женщина, сидящая на обнаженном мужчине. Леонор Фини. 1942.

Фини открыто признавалась в своих эротических приключениях с женщинами. Культивируя в творческих работах доминанту женской силы, феминисткой себя, однако, не считала, хотя этот ярлык ей пытались навесить неоднократно. Судя по тому, что дружеские и любовные связи Леонор длились десятилетиями, она умела не только влюблять в себя, но и по-настоящему дорожить отношениями, которые могли быть и вполне платоническими.

Поезд Леонор Фини • Живопись, 1975, 60×73 см

Переезд в августе 1931 в Париж («мой истинный город», как называла его Фини) был авантюрой со множеством пикантных деталей; по тем временам это был очень смелый шаг для молодой одинокой девушки, одержимой творческими амбициями. Но судьба нашей героини и здесь не допустила произвола: одним из первых покровителей Леонор и первых ее парижских любовников стал Макс Эрнст, заметная персона среди авангардной богемы. Эрнст ввел свою пассию в круг сюрреалистов, где ее приняли с восторгом — хотя злые языки судачили, что обыкновение носить розовые шелковые чулки под минимумом одежды впечатляло больше, чем ее живопись.

Да, Леонор любила наряжаться, искусно подавала себя и заставляла о себе говорить — и стоит ли удивляться, что на улице ошеломленные люди расступались, чтобы пропустить эту даму?

Леонор Фини

На открытие одной из галерей она явилась в манто из меха сибирского волка, которое выменяла на свое полотно, а когда кто-то заметил, что для такой одежды слишком тепло, распахнула одеяние и оказалась под ним совершенно голой. В другой раз Фини пришла на встречу в кафе в алой кардинальской мантии, приобретенной в лавке церковных облачений. Леонор признавалась, что ее волновал кощунственный характер этого маскарада и странное ощущение себя как женщины, носящей одежды мужчины-священника, который никогда не познает женского тела. А на сюрреалистический бал-шабаш, который устроил дадаист Тристан Тцара по случаю летнего солнцестояния 1936 года, блистательная дива надела высокие белые сапоги, короткую накидку из светлых перьев, маску совы — и более ничего! Этот легендарный наряд стал прототипом костюма главной героини в заключительных эпизодах нашумевшего фильма по книге «История О».

Леонор Фини в маске совы, 1949. Фото Андре Остье.

«Ах, дорогая Леонор,
моя прекрасная заколдованная сова,
там, где ты пролетаешь,
воздух превращается в золото"

поэтесса Эльза Моранте

Брижит Бардо и Леонор Фини, «Сюрреалистический бал», устроенный Сальвадором Дали, 1972

Экстравагантная Фини дружила с Эльзой Скьяпарелли — «анфан террибль» мира парижской моды, - и с вечной антагонисткой Коко Шанель. Та одалживала ей свои самые сумасбродные наряды для выходов в свет.


В 1937 Леонор разработала флакон для духов, которые решила выпускать Скьяпарелли. Аромат получил название «Shocking» («шокирующий»), тот же эпитет носил пронзительно-розовый оттенок фуксии, который ввела в моду дерзкая Эльза. Флакон в виде обнаженного женского торса воспроизводил пропорции тела актрисы Мэй Уэст, а пробка была увенчана цветочным букетиком. Спустя многие годы, в 1993-м, Жан-Поль Готье выпустит оммаж этому дизайну — свой парфюм «Classique» в изящном флаконе-торсе. А в 2018 идею подхватит Ким Кардашьян, предложив отформовать собственное тело для моделирования флакона духов «KKW Body».

Леонор Фини в своей мастерской. Париж 1946

Леонор в Венеции. 1951

Леонор Фини в монастыре Нонца. Корсика. 1967

Вся жизнь обольстительной и эксцентричной Фини была театром в тотальном его понимании. Леонор увлеченно режиссировала каждую из множества собственных фотосессий — она обожала фотографироваться, благо в кругу ее друзей и поклонников вращались именитые фотомастера. Пафосно появлялась на формальных мероприятиях в эпатажных туалетах собственного дизайна.

И этот ее талант оказался востребованным: к ней стали обращаться за разработкой декораций и костюмных сетов для лондонских, миланских, парижских спектаклей. «Хрустальный дворец» Джорджа Баланчина в Парижской опере и постановка с Марией Каллас в миланской Ла Скала — вот только пару примеров. А в 1969 году художница получила Приз критики за скандальные костюмы к одиозной пьесе Оскара Паниццы «Собор любви».

Швейная машинка Леонор Фини 1978

Кстати, одежды героев знаменитого фильма Феллини «81/2» — это тоже Леонор!

Film & Animation

Фини нередко проявляла альтруизм в отношении тех, в ком видела талант. Иной раз она дарила свои иллюстрации литераторам, чтобы им было легче добиться публикации своих творений. Леонор проиллюстрировала более полусотни книг, в том числе немало резонансных с точки зрения морали произведений: «Цветы зла» Шарля Бодлера, «Жюльетта» (1944) и «Жюстина» (1950) Маркиза де Сада, «История О» Полин Реаж. Да и сама Леонор пробовала себя на поприще литературы, написав в 70-х несколько романов и сборник «Мохнатые сказки для детей».

Операция Леонор Фини 1939, 92×64.8 см

Испытывая принципиальную враждебность к институту супружества, в официальном браке Фини пребывала лишь единожды — с неким Федерико Венециани, любителем искусств, сыном состоятельного торговца. Брак, заключенный незадолго до начала второй мировой, был расторгнут в 1945 году, когда фактически от него остались только воспоминания: Леонор уже несколько лет находилась в отношениях со Станислао Лепри, который ради нее оставил дипломатическое поприще, занялся рисованием и стал весьма самобытным художником. Позже к этому любовному союзу присоединился Константий (Кот) Еленьский, польский литератор. Его предполагаемым биологическим отцом был Карло Сфорца, итальянский политик-антифашист. Самолюбие Фини приятно щекотал еще и тот факт, что среди амурных трофеев ее прошлого числился брат Константия по отцу, законный наследник родовитого семейства скульптор Сфорцино Сфорца.

Портрет Станислао Лепри. Леонор Фини. 1942

Портрет Константия Еленьского. Леонор Фини. 1955

Похоже, они прекрасно ладили и были действительно счастливы в этом нежном «менаж-а-труа» — Константий и Станислао боготворили Леонор и видели в ней источник радости и вдохновения.

Автопортрет с Котом и Серджио. Леонор Фини. 1955.

Соперничать с мужчинами в сердце Фини могли только обожаемые ею персидские коты, число которых в доме всегда было не менее дюжины, а временами превышало два десятка. Леонор души не чаяла в своих питомцах, позволяя им абсолютно все — гулять по столам во время трапезы, выбирая лучшие куски, спать в постели хозяйки. Иметь собственных детей Леонор отказалась добровольно и твердо, и любовь к кошкам позволяла ей реализовывать потребность в привязанности и заботе.

Леонор Фини в своей мастерской. 1961. Париж. Фото Сесил Битон

Леонор Фини и ее кошки

Воскресным днем. Леонор Фини. 1980

Монстры. Леонор Фини. 1971

…Станислао уйдет из жизни в 1980, Кот — в 1987, сама Леонор в 1996, но все трое будут похоронены в одном склепе на кладбище в Сен-Ди-сюр-Луар, где в 60-х Лепри купил небольшую виллу. Она переживет их всех — своих любимых, друзей, единомышленников, — и в некрологе для «Гардиан» Питер Уэбб назовет ее «последней из сюрреалистов».

Пастушка сфинксов. Леонор Фини.

«Леонор Фини умерла в возрасте 87 лет, но ее невозможно представить старой. Для тех из нас, кто восхищался ею, она всегда будет необузданной черноволосой нескладной красавицей, которая запечатлена на ее полотнах. Смертоносный, подавляющий сопротивление сфинкс, вампир, встречи с которым мы жаждали более всего».
арт-критик, искусствовед Джордж Мелли

Автопортрет с химерой. Леонор Фини. 1939. Частная коллекция

В 2018 году мир вновь заговорил о Леонор. Модный дом Christian Dior посвятил Фини весеннюю коллекцию линии от-кутюр. По залам музея Родена шагали модели в причудливых, словно тающих в воздухе масках, созданных по мотивам идей Леонор — ведь, наверное, никто не любил маски так, как она!

Howto & Style

В 2018−19 в нью-йоркском Музее состоялась ретроспективная выставка «Леонор Фини: театр желаний», вновь открывающая позабытую Америкой художницу. А в 2020 вышел фундаментальный каталог живописных работ Фини, составленный Нейлом Цукерманом и другом Леонор — фотографом Ричардом Оверстритом.
Источник: artchive.ru
Поделись
с друзьями!
407
5
7
1 месяц

Художник Николай Фешин. В поисках дома

Две страны считают этого художника своим: Россия, где он родился и жил до 42-х лет, и США, где он провел вторую половину жизни. Он не любил переезды, ценил привычную обстановку, но при этом ему довелось много странствовать. Он испытал нищету и благополучие, любовь и предательство, диктат и полную творческую свободу, но его картины - самобытны и уникальны. Предлагаем вам немного окунуться в жизнь художника и его замечательные работы.


Сирота при живых родителях


Отец будущего художника Иван Александрович Фешин был резчиком по дереву и держал мастерскую, где изготавливали и золотили иконостасы. Николай начал рисовать с малолетства и очень рано стал помогать отцу в работе.

Портрет отца Николай Иванович Фешин 1918, 162×96 см

Но со временем Иван Фешин разорился, после чего его жена уехала к своим родителям, бросив мужа и сыновей — Николая и младшего Павла.

Вскоре из Казани уехал и отец, и Коля Фешин остался один. К этому моменту он уже был принят в Казанскую художественную школу. Подросток жил в бедности и перебивался редкой помощью от родни.

Мать художника Прасковья Фешина Николай Иванович Фешин 1916

Был учеником, стал учителем


В Казанской художественной школе Николай Фешин учился с 1895-го по 1900 г. Через десять лет, сразу после окончания Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге, он вернулся в Казань, в родную школу. Здесь он получил должность преподавателя живописи и рисунка.
Многочисленные воспоминания учеников Фешина говорят о нем как о блестящем педагоге, который поднял преподавание в заведении на новый уровень. В казанской школе он продолжал работать до своего отъезда из страны.

В 1930-х школа была преобразована в Казанское художественное училище, а в 2006-м училищу было присвоено имя Н.И. Фешина.

«Беспризорник» — ученическая работа Н. Фешина. 1890-е Казань, Национальная художественная галерея «Хазинэ»

Фешин вырезал эскизы и «лепил» картины


Еще в детстве в мастерской отца Николай Фешин освоил резьбу по дереву. На знаменитом автопортрете 1920 года художник запечатлен в своей мастерской на фоне мебели собственного изготовления. Иногда он вырезал фигурки из дерева в качестве эскизов к будущим картинам. Так было, например, при создании масштабного полотна «Бойня».

Бойня Николай Иванович Фешин 1919

Фешин удивительным образом сочетал искусство скульптора и живописца. По воспоминаниям его ученика Г. Г. Медведева, художник «клал мазки широко, употребляя мастихин и пальцы рук, которыми вводил краску в краску, словно разминая их, как ваятель. Лепил красками и даже смачивал пальцы слюной, чтоб краска сглаживалась». Дочь художника рассказывала, что из-за этой практики (использование слюны при работе с красками, содержащими свинец) у Фешина воспалился язык, и ему пришлось долго лечиться.

Еще одним техническим приемом мастера была работа с казеиновым впитывающим грунтом. «Казеиновый клей он делал сам из творога с нашатырным спиртом и глицерином» (Г.Г. Медведев). При таком грунте картины получались матовыми, без бликов.

Бабье лето Николай Иванович Фешин 1933

Жил в Казани и завоевал мир


В 1910-х Николай Фешин не ограничивался преподаванием, он активно участвовал в выставках, в том числе международных. Его работы восторженно принимала публика и критики в Европе и Америке, появились поклонники и постоянные покупатели. Художник прославился прежде всего как портретист.

Портрет мадемуазель Подбельской Николай Иванович Фешин • Живопись, 1912, 80.7×77.5 см

Портрет молодой женщины (Натальи Подбельской) Николай Иванович Фешин • Живопись, 1916, 52×48 см

Дама в лиловом Николай Иванович Фешин • Живопись, 1908, 102×79 см

Впрочем, Фешин писал натюрморты, пейзажи и создал несколько выдающихся жанровых картин («Капустница», «Черемисская свадьба», «Бойня»).

Коллекционер Уильям Стиммел уже тогда приглашал Фешина в США, но тот отказывался, объясняя это отсутствием необходимых средств и тем, что не знает язык.

Фешин работает над портретом

Николай Фешин. Балерина Вера Фокина (1927)

Обливание Николай Иванович Фешин 1914

Портрет Вари Адоратской Николай Иванович Фешин 1914, 135×145 см

Любимая модель - Ия


Одной из учениц Николая Фешина в Казанской художественной школе стала дочь ее первого директора Александра Белькович. Когда у Фешина завязались контакты с Европой, ему понадобилась помощь в переписке, т.к. художник не владел языками. Александра знала французский и стала его секретарем. В 1913-м Николай Фешин и Александра Белькович поженились, через год у них родилась дочь.

Миссис Фешина с дочерью. Николай Иванович Фешин 1922

Фешин всегда любил рисовать детей, недаром визитной карточкой мастера стал написанный им портрет Вари Адоратской. Но любимой моделью, безусловно, была его единственная дочь Ия. Он написал множество портретов Ии — с ее младенческого возраста до зрелых лет.

Ия с дыней Николай Иванович Фешин • Живопись, 1923

Ия в кимоно Николай Иванович Фешин • Живопись, 1930-е

Первую революцию приветствовал, вторую критиковал, от третьей бежал


Революцию 1905 г. Фешин, учившийся тогда в Академии художеств, принял с воодушевлением. Он участвовал в студенческих протестах, а потом написал эскизы к картинам «Выход с фабрики», «1905 год на заводе», «Расстрел», «Случайная жертва». Две последние были запрещены к показу на выставке студенческих работ в Академии.

1905 год на заводе Николай Иванович Фешин 1906

К Февральской революции 1917-го художник отнесся уже иначе. «Люди, вдохновленные идеалами, взялись перестраивать страну, торопясь разрушить старое, не имея ни физических сил, ни необходимых знаний для изменения старого ради незнаемого нового», — писал он потом в своей автобиографии.

Итоги третьей — октябрьской революции заставили художника искать пути на Запад, хотя до этого он отказывался от предложений работать в США.

Фешин открыл лениниану в живописи


После октябрьской революции Николай Фешин пишет по заказу политотдела Красной армии портреты Карла Маркса, Анатолия Луначарского, Льва Троцкого, но прежде всего — Ленина.

Это полотно, созданное художником в 1918 году по фотографии, стало самым первым живописным портретом вождя революции. В советское время первенство приписывали сокурснику Фешина по Академии художеств Исааку Бродскому с его картиной «В.И. Ленин и манифестация» (1919 г.).

Художник выехал в США «в командировку»


Во время гражданской войны семья Фешиных жила практически на линии фронта. Свирепствовал тиф (от этой болезни в 1919-м скончался отец художника), затем в Поволжье начался голод. Школа в Казани не отапливалась, не было нормальных красок. Но при этом некоторые ученики Николая Ивановича оказались при власти, и они, как могли, помогали своему учителю. В 1920-м Николай Фешин был избран завучем Казанских государственных свободных художественных мастерских. Есть данные о том, что на самом высшем уровне был решен вопрос о его переезде в Москву. Однако художник не мог работать, как раньше.

«Я чувствовал, как день ото дня я бесполезно терял мою творческую энергию, поскольку искусство использовалось только в целях пропаганды», — писал он.

Автопортрет Николай Иванович Фешин 1920, 66×64 см

При содействии сотрудников АРА (Американской администрации помощи, работавшей тогда в Поволжье) Николай Фешин возобновил переписку со старыми знакомыми в США, получил приглашение и стал оформлять выезд как командировку в Америку для участия в художественных выставках. За год он собрал необходимые документы, и 1 августа 1923 г. Фешины прибыли в Нью-Йорк.

Педагог и эмигрант без языка


Ученики Казанской художественной школы рассказывали, что на занятиях Николай Иванович был немногословен, он больше показывал, чем объяснял. В Америке Фешин продолжил преподавать и вряд ли поменял свой стиль общения с учениками.

Портрет гравера У. Д. Уотта Николай Иванович Фешин 1924, 127×102 см

Дело в том, что художник эмигрировал, не зная английского. Александра Фешина быстро выучила язык и по-прежнему была для мужа переводчицей. Дин Корнуэлл (Dean Cornwell), один из первых студентов Фешина в Нью-Йорке, вспоминал: «Фешин научил меня большему, чем это удалось кому-либо до него — хотя он с трудом мог сказать пару слов по-английски. Он полностью изменил мой подход к искусству — его жена Александра очень толково переводила и поясняла все, что он хотел дать нам знать».

Николй Фешин. Портрет Александры. 1926−1927. Частное собрание, Москва

Фешин построил свой й дом на индейской земле


В 1925 году Николай Фешин заболел туберкулезом, и чтобы сменить климат, семья переехала в Таос — городок в Нью-Мексико. Здесь Николай Иванович начинает строить дом. Он работает над ним в течение шести лет как архитектор, дизайнер, резчик по дереву, плотник. Все в доме — от мебели и резных колонн до шкатулок и рамы для зеркала — сделано его руками.

Таос, Нью-Мексико, США. Дом Николая Фешина: интерьеры, подлинные картины, фотографии



К сожалению, дому Фешина не суждено было стать семейным очагом. Когда дело шло к завершению, Александра Николаевна подала на развод. Биографы говорят о ее нежелании жить в тени знаменитого мужа и мечте стать писательницей. Сам Фешин в письме к брату упоминал о ее увлечении молодым поэтом.

Александра Фешина действительно написала и издала в 1937 г. книгу «Шаги в прошлое», но это не принесло ей ни славы, ни средств. Она продолжала владеть домом, который построил ее муж, до своей смерти в 1983-м.
Сегодня дом Николая Фешина в Таосе включен в список национальных исторических памятников США. В здании размещается Таосский музей искусств.

Последнее путешествие Николая Фешина – на родину


После развода Николай Фешин вместе с дочерью уехал в Нью-Йорк, затем перебрался в Голливуд, где купил большой дом. Когда Ия вышла замуж и оставила отца, он перебрался в более скромную студию в Санта-Монике. Во второй половине 1930-х Фешин много путешествовал: съездил в Мексику, затем отправился на Дальний Восток, побывал на Бали и в Японии. Остаток жизни он провел в Калифорнии.

Николай Фешин. Девочка с острова Бали. 1938

Николай Фешин умер во сне 5 октября 1955 г. — за пару месяцев до рождения внучки. Ия Фешина назвала свою дочь в честь отца — Никаэла.

В 1976 году прах Николая Фешина, согласно его завещанию, был перезахоронен в Казани.
Источник: artchive.ru
Поделись
с друзьями!
475
1
10
1 месяц

Повелитель света и цвета. Как смотреть картины Василия Поленова

Василия Поленова большинство знает всего по двум картинам: «Московский дворик» и «Бабушкин сад». Однако работ у художника гораздо больше, и почти каждая — о любви к жизни и природе. В этой публикации мы расскажем вам, как смотреть его картины.


Наслаждаемся красотой родной природы


И.Е. Репин «Портрет В.Д. Поленова», 1877

Все живописное творчество художника можно поделить на две главные темы: пейзажи с жанровыми сценами и евангельские сюжеты. Пейзажи у Поленова — лирические, в которых важно передать не ботаническую точность природы, тщательно выписать каждое дерево и камень, а создать настроение. В этом плане он продолжает направление, в котором двигался Алексей Саврасов — тот тоже в своих работах «призывал» зрителей найти красоту в родных просторах, пусть не самых жизнерадостных и привлекательных на первый взгляд. Но если Саврасов у большинства ассоциируется с бескрайними далями, межсезоньем с голыми деревьями и общим настроением «светлой грусти», то Поленов — это наполненные светом и цветом работы, которые утопают в солнце и зелени.

Природой Поленов очаровался в детстве: он часто проводил время в имении отца в Олонецкой губернии (ее центр был в Петрозаводске), где написал первые работы. Однако колоссальное влияние на него оказала бабушка — ее родовое гнездо было в Тамбовской губернии. Дочь архитектора Вера Воейкова прекрасно ориентировалась в истории и фольклоре, знала огромное количество русских сказок, традиций и былин, а еще устраивала Поленову с братьями и сестрами соревнования по рисованию.

В.Д. Поленов «Заросший пруд», 1879

Примечательна не только бабушка Поленова, но и вся дворянская аристократичная семья: отец — академик русской словесности, дед — правовед и дипломат, дядя — сенатор, который занимался реформированием судебной системы Российской Империи. Сам Поленов — по одному из образований юрист. В Академию Художеств он ходил параллельно с занятиями по праву в Петербургском университете и окончил оба заведения в один год. Вдобавок он посещал лекции по геометрии, анатомии, строительству, пел в хоре, ходил в оперу, а затем и сам сочинял музыкальные произведения, не имея профильного образования. Словом, Василий Дмитриевич был чрезвычайно эрудированным и увлекающимся человеком. Он даже на воинской службе успел отметиться — например, участием в сербско-черногоро-турецкой войне, где получил медаль «За храбрость».

Своим происхождением и достижениями Поленов не кичился — наоборот, недоумевал, если его считали «чересчур аристократом». Иван Крамской за глаза мог его назвать «этот барин», но сам Поленов так не считал.

«Я никаких дворянских качеств в себе не чувствую. Постоянно работаю, да и выше всего люблю работу… Близкие мне люди все работники», — писал Василий Поленов.

В.Д. Поленов «Деревня Тургенево», 1885

Отмечаем обилие света и воздуха в пейзажах


По некоторым рассказам, живописцы, насмотревшись на работы Поленова, в художественных лавках просили краски таких же сочных и насыщенных оттенков, даже если они будут стоить дороже.

Такое солнечное и насыщенное воздухом пространство в его картинах было отчасти связано с поездками за рубеж, в особенности в Париж — там показывали импрессионистов. До сих пор ведутся споры о том, существовал ли русский импрессионизм. Если принять утвердительную точку зрения, то Поленова можно назвать одним из его основоположников — тем более что его учеником станет самый известный «русский импрессионист» Константин Коровин.


От импрессионистов он также одним из первых в России взял манеру рисовать на пленэре — это развивает у мастера не только скорость письма, но и колористические навыки. На солнце с естественным освещением цвета видятся более насыщенными, многогранными, чем если бы художник писал их в студии по памяти. Об этом, в частности, говорила жена художника во время их путешествия по Риму, где Поленов работал на залитой солнцем террасе.

«Большая разница — писать тут и в России. Василий сделал в Москве несколько эскизов, и, когда смотришь на них тут, рядом с природой, они совсем бледны, бесцветны. Здесь он сделал несколько — солнце и блеск», — отмечала Наталья Поленова.

ЮИщем прелесть в обыденных вещах


В.Д. Поленов «Московский дворик», 1878

Импрессионисты стремились передать прелесть мгновения, увидеть красоту в обыденных вещах. На этом же делал акцент Поленов: он учит наслаждаться простотой и ясностью вещей, которые можно увидеть каждый день.

Возьмем для примера знаменитый «Московский дворик». Из примечательных зданий на холсте изображен разве что Храм Спаса Преображения на Песках по центру, да и то вид на него перегораживает не самого приятного вида пристройка. Однако задача Поленова в этих невероятно знакомых видах с деревянными и покосившимися постройками, протоптанными тропинками и играющими детьми — показать прелесть жизни и обычного солнечного дня.

Поленов часто работает на стыке пейзажа и жанра, в чем состоит еще одно его отличие от Саврасова, у которого в работах почти не изображены люди. Он населяет картины персонажами, чтобы «оживить» полотно, сделать его более интимным, «домашним», добавить в пейзаж дополнительную историю. В Третьяковской галерее есть первоначальный вариант работы — без людей и животных. Сравнивая их, можно заметить, что этюд выглядит чуть более отрешенно, хотя сохраняет общую камерность и позитивное настроение. Картину сразу с Передвижной выставки купил Павел Третьяков для своей коллекции, назвав ее «милой».

«Поленов поставил очень милую вещь, не пейзаж и не жанр, а вроде того и другого: московский или провинциальный барский дворик, заросший травой. Типично и красиво написано», — писал Третьяков в письме Крамскому.

Чувствуем настроение каждой работы


В.Д. Поленов «Бабушкин сад», 1878

Говоря о творчестве Поленова, часто употребляют определение «тургеневская поэтичность», так как настроение у жанровых пейзажей художника может быть разным. «Бабушкин сад», например, — более лиричная работа, хотя показан тот же усадебный дом, что и в «Московском дворике». Даже если не брать во внимание фигуры женщин, настроение полотна будет чувствоваться через колорит — вместо солнечно-теплых оттенков здесь использованы холодные пастельные тона.

Живописные приемы все те же: работа с пленэром, сочетание жанра и пейзажа, использование фигур, некоторая литературность, но настроение уже другое, меланхоличное.

Картина была написана в 1878 году: к концу XIX века у многих творческих деятелей и у обычных людей появлялось ощущение неизбежности перемен, отмирания старой дворянской культуры с родовыми имениями, поэтому в работах все чаще стала появляться тема тоски по уходящей эпохе.

Отмечаем камерный характер евангельских сюжетов


Помимо пейзажей и жанровых работ, большой пласт картин Поленова составляют евангельские сюжеты — на них также распространяется стремление к камерности и жанровости. В Академии художеств в качестве заключительного испытания на золотую медаль выпускникам определили тему «Воскрешение дочери Иаира» — Иисус прикосновением возвращает девушку к жизни.

И.Е. Репин «Воскрешение дочери Иаира», 1871

Илья Репин, выпускавшийся в один год с Поленовым, решил сюжет в торжественном ключе: сильное противопоставление света и тени, замершие в ожидании фигуры вдалеке, акцент на фигуре Иисуса и девушки, выделенных насыщенными белыми и синими цветами — все это создает ощущение благоговейной тишины и значимости момента.

Этот же сюжет у Поленова решен в гораздо более камерном варианте: обстановка дома в больше степени приближена к реальности, персонажи гораздо ярче выражают эмоции, да и сам Христос выглядит в большей степени обычным человеком, нежели Мессией. В большинстве евангельских работ Поленова, а их будет целый цикл, будет видно стремление к более реалистичному изображению библейских историй, их большему «очеловечиванию».

В.Д. Поленов «Воскрешение дочери Иаира», 1871

Исключением стало разве что огромное полотно «Христос и грешница». Еще в детстве вместе со всей семьей Поленов увидел картину Александра Иванова «Явление Христа народу» и был очень впечатлен. Перекличку между этими двумя работами можно увидеть и в скорости их создания: как известно, Иванов писал полотно 20 лет, у Поленова же с момента первых эскизов до финального варианта прошло 15 лет.

Чтобы наполниться впечатлениями и эмоциями, Поленов в составе экспедиции отправился в путешествие по библейским местам на Ближнем Востоке, в частности побывав в Палестине, Сирии и Египте. Несмотря на огромный размер (полотно занимает почти всю стену в Русском музее) и общий академический стиль (уравновешенность композиции, выверенный колорит, классический сюжет), критики посчитали, что образ Христа здесь решен слишком реалистично, слишком подчеркнута его человеческая сущность, а в целом у публики она может «возбудить всякие толки». По этой причине ее чуть не сняли с выставки передвижников.

В.Д. Поленов «Христос и грешница», 1888

Однако опасения оказались напрасными: желание приобрести работу высказали и Павел Третьяков, и Александр III. Император предложил более высокую цену в 30 тысяч рублей — и на эти деньги художник приобрел себе усадьбу Борок на Оке, где сейчас расположился музей-заповедник Поленова.

Учимся любить жизнь как художник


В.Д. Поленов «Елка. Эффект дня»

Поленов прожил долгую и насыщенную жизнь. Он умер в 83 года, но до самой смерти стремился вести активный образ жизни: постоянно путешествовал, занимался просветительской деятельностью, организовывал народный театр. Он и другим стремился показать красоту каждого мгновения. Ближе к концу жизни он перебрался в усадьбу Борок, сделал себе мастерскую с огромным окном с «чудным светом» — о чем писал: «Я всю жизнь об этом мечтал, а теперь как-то не верится». А затем решил устроить для крестьян «путешествие» с помощью диорамы. Он ведь посетил множество стран — а значит, с помощью своих работ из разных мест может поднять людям настроение.

«Вы подумайте только, как живут крестьяне. Полгода холода, темноты, ничего кроме трактира. С тоски можно умереть. И вдруг кругосветное путешествие!» — говорил художник.

В.Д. Поленов «Елка. Эффект ночи»

Интересно, что на многих изображениях — а для диорамы были созданы более 60 акварельных работ на бумаге — было два варианта освещения, дневной и ночной. Даже в не столько статусной работе, сколько в аттракционе для простых людей Поленов стремился обыграть возможности освещения и любования светом.

«Дневное освещение можно сделать переходящим в ночное медленно или мгновенно, выходит что-то вроде волшебства. <…> Я сделал это для детей, которые все время восклицают от восторга и удивляются, но, оказывается, и взрослые восхищаются», — писал художник.

Диорама стала последней работой мастера. Сейчас ее можно увидеть в «Поленово».
Источник: timeout.ru
Поделись
с друзьями!
780
0
11
2 месяца

Великий и дерзкий. Почему ученики Караваджо не смогли повторить его успех

Новаторские приемы Караваджо реформировали живопись своего времени: дерзкая манера письма, смелые решения и взрывной характер поражали современников. Он никогда никому не хотел понравиться, а в итоге стал иконой для многих поколений художников. Почему же никто из учеников Караваджо не смог повторить успех мастера?


Мастер драматичного освещения


В истории европейского искусства сложно найти художника, который бы в какой-то момент не очаровался творчеством Караваджо. В свое время он не побоялся бросить вызов существовавшим канонам в религиозной живописи, как бы заявив, что искусство — не мертвая материя. Оно может быть полем для экспериментов, новых приемов и решений.

Оттавио Леони. Портрет Караваджо

Визитная карточка Караваджо — свет, который играет в каждой работе едва ли не главную роль. В его произведениях фигуры изображены на глухом черном фоне, мягко выступая из него, как из декораций. В среде искусствоведов этот прием стали называть тенебризмом — манерой, при которой густой поток света моделирует объемы, как бы «выхватывая» их из темноты. Столь резкое противопоставление света и тени придает изображению драматичность и монументальность даже там, где сюжет этого не предполагает, например, в ранней работе «Мальчик, чистящий фрукт». Это жанровая сцена — перед нами не святой, а обычный юноша, которого современники художника могли каждый день видеть на улицах.

«Мальчик, чистящий фрукт». 1592

Но с помощью освещения Караваджо подает его фигуру с монументальной величественностью. Для Италии того времени сюжет и способ подачи кажутся одинаково странными. Популярностью пользуется маньеризм — стиль, который завершил огромную эпоху Ренессанса. Художники брали наработки этого периода и «играли» с ними — ставили фигуры в вычурные позы в религиозных изображениях, специально искажали пропорции. Другая часть мастеров продолжала писать в «правильном», но уже устаревшем Ренессансном стиле. Караваджо не был похож ни на первых, ни на вторых.

Любитель реалистичных сцен


«Юдифь и Олоферн». 1599

Этот же прием драматично-театрального освещения вкупе с теплым золотым колоритом и интересом к повседневным сценам Караваджо использовал в религиозных картинах, например, в полотне «Юдифь и Олоферн». Сюжет с казнью мужчины изображали и раньше, но не стремились к излишней кровожадности, показывая финал истории, в котором Юдифь держит отрубленную голову Олоферна на блюде. Караваджо отошел от канонов в пользу натуралистичности. Персонажей картины зритель застает в разгар убийства, когда мужчина еще жив, он кричит, его глаза вылезли из орбит. Некоторые исследователи считают, что Караваджо мог наблюдать подобную сцену в жизни — иногда выходцев из аристократической среды казнили подобным образом. Художник перенес черты реальности в классический религиозный сюжет, осовременив его, что очень не понравилось церкви. Нестандартный подход автора виден и в элементах, в частности, Юдифь также одета в современный наряд, который могли носить женщины во времена художника.

Знаток оригинальных композиционных решений


«Призвание апостола Матфея». 1599

Караваджо отличало также мастерство композиционных построений: за счет жеста персонажа, луча света, поворота головы или других приемов художник мог управлять взглядом зрителя. Особенно ярко это заметно в работе «Призвание апостола Матфея» для церкви Сан-Луиджи-деи-Франчези в Риме. В правой части работы Иисус вместе с Петром, увидев сборщика податей Левия, жестом призывает его стать апостолом Матфеем. Вся сцена снова перенесена в реальность, словно обычные люди в современной одежде подсчитывают дневную выручку. Столь вольные трактовки в исполнении художника очень не нравились церкви, поэтому его работы редко принимали с первого раза, однако в этом случае заказ одобрили сразу же.

Вполне возможно, что этому способствовало мастерское композиционное решение — властный указующий жест Иисуса продублирован здесь и рукой Петра, и пальцем самого Матфея, и резким потоком света. В результате взгляд зрителя в первую очередь обращает внимание на главную фигуру — Иисуса, а затем, в соответствии с потоком света, переводит взгляд на призванного апостола. Сюжет в трактовке Караваджо получился эмоциональным и простым, он сразу «считывался» публикой, в отличии от более запутанных по смыслу работ маньеризма.

«Обращение Савла». 1601

Караваджо умер очень рано — в 38 лет. Агрессивный, взрывной, азартный, спокойному творчеству он предпочел жизнь в духе Индианы Джонса. Регулярные конфликты с церковью, отношения с куртизанками, драки, во время одной из которых его обвинили в убийстве человека и посадили в тюрьму, бегства от недоброжелателей… Он как комета, ярко сверкнув, исчез, но оставил после себя множество последователей и подражателей — караваджистов.

Караваджисты


Почти никто из караваджистов не добился мирового успеха. Большинство авторов использовало излюбленные приемы мастера — драматичное освещение, теплый золотой колорит, стремление к реализму — но в итоге получались лишь копии работ, которые не привносили в искусство ничего нового. Говоря о караваджистах важно отметить, что их название условно, поскольку у художника не было официальной мастерской или учебного манифеста. Тем не менее, многие пытались перенять его наработки путем копирования работ.

Орацио Джентилески. «Святая Цецилия с ангелом»

Так, Орацио Джентилески использовал в работе «Святая Цецилия с ангелом» все слагающие успехи Караваджо. Контрастные свет и тень, простонародные образы главных героев, жанровость сцены — ангел учит девушку играть на музыкальном инструменте. Но в результате персонажи получились слишком упрощенными, а общий замысел — вторичен.

Карло Сарачени. «Юдифь с головой Олоферна»

Еще один итальянский последователь мастера Карло Сарачени в своей интерпретации «Юдифи и Олоферна» не только выбрал традиционную трактовку сюжета, показав финал убийства и голову мужчины на блюде, но и сильно затемнил композицию. Вместо эффектного освещения у Сарачени получились потемки, зрителю приходится вглядываться в изображение, прилагать усилия, чтобы понять, что происходит на полотне.

Баттистелло Караччоло. «Двое юношей с виноградом»

В Неаполе Баттистелло Караччоло изобразил двоих юношей с виноградом: Караваджо помимо религиозных изображений часто писал жанровые сцены с музыкантами, юношами с корзинами фруктов, гадалками, игроками в карты. Караччоло перенял тенеброзо мастера, а также еще один частый прием Караваджо, когда один из персонажей смотрит прямо в глаза зрителю, тем самым сокращая дистанцию между реальным миром и нарисованным. Но в манере Караччоло преобладают черты маньеризма, что особенно видно в лице второго юноши — его затемненная фигура и странная полуулыбка в большей мере вызывают тревожность и дисгармонию.

Манера письма Караваджо и подход к работе оказались столь необычными, что его популярность распространилась за пределы Италии — очарованные его творчеством художники появились и в Нидерландах, и во Франции, и в Испании. По мнению некоторых искусствоведов, подобным влиянием среди художников пользовался разве что тезка Караваджо Микеланджело Буонарроти.

Хендрик Тербрюгген. «Концерт»

В Нидерландах даже сформировалась группа так называемых «Утрехтских караваджистов» — группы студентов, которые во время учебной поездки в Рим видели работы мастера, а по возвращении на родину решили развивать его творческие находки. Одному из художников — Хендрику Тербрюггену — даже удалось воочию увидеть Караваджо. Тербрюгген остался верен наработкам мастера, не привнеся в них ничего нового — тот же свет, одежда, взгляд персонажа в сторону зрителя, даже излюбленный элемент Караваджо — виноград — часто присутствовал в его картинах. Тем не менее, искусство Тербрюггена и других караваджистов имело значение, поскольку распространяло новую живопись за пределы Италии.

Франсиско де Сурбаран. «Христос на кресте»

Одним из наиболее известных последователей Караваджо стал испанец Франсиско де Сурбаран. В отличие от других караваджистов он не стремился копировать сюжеты мастера, поэтому на родине его ждал успех. Мастерски усвоив манеру тенеброзо, он создавал оригинальные сюжеты, среди которых не только религиозные темы, но и цикл о подвигах Геракла.

Одна из наиболее известных работ Сурбарана — «Христос на кресте». Свет здесь играет роль скульптора, он «лепит» изможденную фигуру Иисуса. Добавляет монументальности лаконизм: изображение не перегружено деталями, но при этом достаточно проработано, чтобы оказать поразительное эмоциональное воздействие на зрителя.

Важно отметить, что творчество Караваджо высоко ценили другие знаменитые художники, которые, изучив его живописные находки и решения, использовали их для развития своего искусства. На ранних этапах им увлекались Рубенс, Веласкес и Рембрандт, однако в дальнейшем они продолжили поиски собственного выразительного стиля.

Автор текста: Анна Старицына
Источник: timeout.ru
Поделись
с друзьями!
670
1
4
2 месяца
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!