7 мифологических концепций сотворения мира

В большинстве мифологий имеются общие сюжеты о происхождении всего сущего: выделении элементов порядка из изначального хаоса, разъединении материнских и отцовских богов, возникновении суши из океана, бесконечного и безвременного. Вот самые интересные мифы и легенды о сотворении мира.


Славянская концепция сотворения мира



У древних славян было много легенд о том, откуда произошел мир и все, его населяющи Сотворение мира началось с заполнения его Любовью.

У карпатских славян есть сказание, согласно которому мир был создан двумя голубями, которые сидели на дубе среди моря и думали, «как свет основать». Решили спуститься на дно морское, взять мелкого песку, посеять его, а с него пошла бы «черная землица, студена водица, зелена трава». А с золотого камня, который тоже добыт на дне морском, — пошло бы «синее небо, светлое солнце, ясен месяц и все звезды».


Согласно одному из мифов, изначально мир был окутан тьмой. Там находился лишь прародитель всего сущего — Род. Он был заключен в яйце, но сумел породить Ладу (Любовь), и ее силой разрушил скорлупу. Сотворение мира началось с заполнения его Любовью. Род создал царство небесное, а под ним — поднебесное, отделил Океан от вод небесных твердью. Затем Род разделил Свет и Тьму и родил Землю, которая погрузилась в темную бездну Океана. Из лица Рода вышло Солнце, из груди — Луна, из очей — звезды. Из дыхания Рода появились ветра, из слез — дождь, снег и град. Голос его стал громом и молнией. Затем Род родил Сварога и вдохнул в него могучий дух. Именно Сварог устроил смену дня и ночи, а также создал землю — помял в руках горстку земли, которая затем упала в море. Солнце обогрело Землю, и запеклась на ней корочка, а Луна остудила поверхность.


По другому сказанию, мир появился в результате сражения героя со змеем, который сторожил золотое яйцо. Богатырь убил змея, расколол яйцо, а из него вышли три царства: небесное, земное и подземное. Есть и такая легенда: в начале не было ничего, кроме безбрежного моря. Утка, пролетая над морской гладью, уронила яйцо в водную пучину, оно раскололось, из нижней части его вышла «мать-сыра земля», а из верхней — «встал высокий свод небесный».

Египетская концепция сотворения мира

.


Творцом и первосуществом считался Атум, который возник из Нуна — первичного океана. В начале не было ни неба, ни земли, ни почвы. Атум как холм вырос посреди мирового океана. Есть предположение, согласно которому, форма пирамиды также связана с представлением о первичном холме.


Египетский бог Атум поглотил свое же семя, а затем изрыгнул на свет двоих детей После Атум оторвался от воды с большим усилием, воспарил над бездной и произнес заклинание, в результате которого вырос среди водной глади второй холм — Бен-Бен. Атум сел на холм и стал размышлять, из чего ему творить мир. Так как он был один, то поглотил свое же семя, а затем изрыгнул бога воздуха Шу и богиню влаги Тефнут. А первые люди появились из слез Атума, который ненадолго потерял своих детей — Шу и Тефнут, а потом вновь обрел и расплакался от радости. От этой пары, рожденной Атумом, произошли боги Геб и Нут, а те, в свою очередь, родили близнецов Осириса и Исиду, а также Сета и Нефтиду. Осирис стал первым богом, убитым и воскресшим для вечной загробной жизни.

Греческая концепция сотворения мира



В греческой концепции первоначально был Хаос, из которого появилась земля Гея, а в недрах ее глубоко залегала бездна Тартар. Хаос породил Нюкту (Ночь) и Эреб (Мрак). Ночь же породила Танат (Смерть), Гипнос (Сон), а также мойр — богинь судьбы. От Ночи произошла богиня соперничества и раздора Эрида, которая породила Голод, Скорбь, Убийства, Ложь, Изнурительный труд, Битвы и другие неприятности.

От связи Ночи с Эребом родился Эфир и сияющий день. Гея же родила Уран (Небо), затем из глубины ее поднялись Горы, а по равнинам разлилось Понт (Море). Гея и Уран породили Титанов: Океан, Тефию, Япета, Гипериона, Тейю, Крия, Кея, Фебу, Фемиду, Мнемозину, Кроноса и Рею.


Кронос при помощи матери сверг отца, захватив власть и взяв в жены сестру Рею. Именно они создали новое племя — богов. Но Кронос опасался своих детей, ведь сам когда-то сверг своего же родителя. Потому-то он проглатывал их сразу после рождения. Одного ребенка Рея спрятала в пещере на Крите. Этим спасенным младенцем был Зевс. Бога вскормили козы, а плач его заглушали ударами медных щитов. Повзрослев, Зевс поборол отца Крона и заставил его изрыгнуть из чрева братьев и сестер: Аида, Посейдона, Геру, Деметру и Гестию. Так пришел конец эре титанов — началась эпоха богов Олимпа.

Скандинавская концепция сотворения мира



Скандинавы считают, что до сотворения мира была пустота Гинунгагап. К северу от нее лежал замерзший мир мрака Нифльхейм, а к югу — огненная страна Муспелльхейм. Постепенно мировая пустота Гинунгагап заполнилась ядовитым инеем, который превратился в великана Имира. Он был предком всех великанов-морозов. Когда Имир заснул, то пот стал капать у него из подмышек, и эти капли превратились в мужчину и женщину. Из этой воды образовалась также корова Аудумла, чье молоко пил Имир, а также второй родившийся из пота мужчина — Бури.

Сын Бури Боре Бор женился на великанше Бестле и было у них три сына: Один, Вили и Ве. По какой-то причине сыновья Бури ненавидели великана Имира и убили его. Затем они отнесли тело его в центр Гинунгагапы и создали мир: из плоти — землю, из крови — океан, из черепа — небо. Мозг Имира разбросали по небу, получились облака. Ресницами Имира они отгородили лучшую часть мира и поселили там людей.


Капли пота из подмышек скандинавского великана Имира превратились в мужчину и женщину. Самих же людей боги создали из двух древесных сучков. От первых мужчины и женщины произошли все остальные люди. Для себя боги построили крепость Асгард, где и поселились.

Китайская концепция сотворения мира



В Китае считают, что Вселенная когда-то имела форму огромного куриного яйца, в котором зародился первопредок Паньгу. Он спал в яйце 18 тысяч лет, а, проснувшись, начал искать способ выбраться наружу. Паньгу прорубил топором скорлупу. Два начала — светлое, образованное духом Ян, и темное, образованное духом Инь, стали небом и землей соответственно. Паньгу встал на землю и уперся головой в небо, чтобы не дать им опять смешаться и превратиться в хаос. От вдохов его поднимались ветры, от выдохов — гремел гром, день наступал, когда великан открывал глаза, а когда закрывал — опускалась ночь. Каждый день Паньгу подрастал на 3 метра, благодаря чему небо становилось выше, а земля — толще. Люди получились из паразитов, которые ползали по телу китайского первопредка Паньгу. Паньгу простоял 18 тысяч лет и умер, а голос его стал громом, вздох — ветром и облаками, левый глаз — солнцем, правый — луной, туловище — четырьмя сторонами света, кровь — реками, плоть — почвой. А вот люди получились из паразитов, которые ползали по телу Паньгу.

Зороастрийская концепция сотворения мира



Ахриман загрязняет воду, насылает смерть на первого человека Гайомарта и первобыка. Но от первого человека рождаются мужчина и женщина, от которых пошел род человеческий, а от первобыка происходят все животные. От столкновения двух противоборствующих начал весь мир приходит в движение: воды обретают текучесть, возникают горы, движутся небесные тела. Чтобы нейтрализовать действия «вредных» планет, Ахура-Мазда к каждой планете приставляет своих духов.

Третий период существования мироздания охватывает время до появления пророка Зороастра. В этот период действуют мифологические герои Авесты: царь золотого века — Йима Сияющий, в царстве которого нет ни жары, ни холода, ни старости, ни зависти — творения дэвов. Этот царь спасает людей и скот от Потопа, построив для них специальное убежище. В числе праведных этого времени упоминается и правитель некой области Виштаспа, покровитель Зороастра.

На протяжении последнего, четвертого периода(после Зороастра) в каждом тысячелетии людям должны являться три Спасителя, предстающие сыновьями Зороастра. Последний из них, Спаситель Саошьянт, решит судьбу мира и человечества. Он воскресит мертвых, уничтожит зло и победит Ахримана, после чего наступит очищение мира «потоком расплавленного металла», а все что останется после этого, обретет вечную жизнь.

Шумерская концепция сотворения мира



Мифология Междуречья является наиболее древней из всех известных в мире. Возникла она по самым минимальным оценкам, в 4-ом тысячелетии до н.э.


В начале времен были только два бога, которые олицетворяли пресные (бог Апсу) и соленые воды (богиня Тиамат). Воды существовали независимо друг от друга и ни когда не пересекались. Но однажды соленые и пресные воды перемешались и на свет появились старшие боги — дети Апсу и Тиамат.

Вслед за старшими богами появилось и множество младших богов. Но мир до сих пор еще состоял из одного лишь хаоса, богам было тесно и не уютно в нем, о чем они часто жаловались верховному Апсу. Жестокому Апсу это все надоело и он решил уничтожить всех своих детей и внуков, но в битве не смог одолеть своего сына Энки, коим он был повержен и разрублен на четыре части, которые превратились в сушу, моря, реки и огонь. За убийство мужа захотела отомстить Тиамат, но она также потерпела поражение от младшего бога Мардука, который для поединка создал ветер и бури. После победы Мардуку достался некий артефакт «Ме», определяющий движение и судьбу всего мира.
Поделись
с друзьями!
525
7
19
9 месяцев

Алон Тейлор: динамика в фотопроекте «Китайское искусство толпы»

Если вы до сих пор не знакомы с концепцией динамичного построения кадра, рекомендуем обратить внимание на фотопроект Алона Тейлора (Alan Taylor) под названием «Китайское искусство толпы». Этот проект представляет собой захватывающее зрелище, способное одновременно пугать и восхищать, так как оно создаёт динамическую атмосферу в кадре, несмотря на его перегруженность и заполненное пространство.


Данную серию фотографий можно просматривать даже в быстром темпе, и всё равно невозможно не заметить чёткой гармонии между восприятием зрителя и настроением, которое пытался передать фотограф. Стоит отметить, что стремление китайского искусства создавать гармоничные толпы заслуживает восхищения и является примером для подражания, особенно в контексте динамичного построения кадра.



































Alan Taylor
Поделись
с друзьями!
804
7
10 месяцев

Изумительная красота пейзажей Китая

Туристические места в Китае могут быть еще больше запружены толпами людей, чем поезд в метро в час пик, а все из-за огромной численности населения. Например, на юге Китая открылся новый стеклянный мост над пропастью, однако его пришлось уже закрыть из-за нескончаемого потока туристов, так как власти опасаются, что он просто может не выдержать нагрузки. Тем не менее, судя по этим захватывающим снимкам, есть редкие моменты и отдаленные районы страны, где на много километров вокруг не встретишь ни одной живой души.

Фотографии сделаны в живописных местах, таких как Дуньхуан, оазис на краю пустыни Гоби на северо-западе Китая, или Цзючжайгоу, охраняемый природный парк в отдаленных районах провинции Сычуань. Пейзажи разнятся, однако у них есть общая черта: чувство уединения и умиротворения, словно ты первый во всем мире их увидел.


Рисовые террасы Лаохуцзуй в уезде Юаньян провинции Юньнань. Место включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Террасы возделываются народом хань уже несколько тысячелетий.


Одинокий путник в пустыне Гоби рядом с городом Дуньхуан, который когда-то был частью Великого шелкового пути.


Традиционная юрта, используемая кочевым народом Синьцзянь-Уйгурского автономного округа, на фоне горы Музтагата и озера Каракуль.


Бамбуковый плот плывет по реке Ли на юге Китая. Этот пейзаж изображен на банкноте достоинством 20 юаней.


Деревянный мост в горах Хуаньшань. Этот пейзаж в провинции Аньхой часто встречается на китайских акварелях.


Большой каньон Куйтунь на северном склоне горы Тянь-Шань в Синьцзянь-Уйгурском автономном округе Китая.


Одинокий скалолаз карабкается по каменистым образованиям на юго-западе Шилинь-Ийского автономного уезда.


Заиленные берега в Сяпу, регионе на юго-востоке провинции Фуцзянь, которая известна традиционным жизненным укладом. Многие ее жители до сих пор рыбачат, чтобы обеспечить себе пропитание.


Осенняя красота в деревне Хему на северной границе Синьцзянь-Уйгурского автономного округа, где многие живут так же, как в старину.


Вода в притоке Янцзы в Дечен-Тибетском автономном округе сильно поднялась из-за проливных дождей.


Пастух гонит скот по алтайским лугам в Синьцзянь-Уйгурском автономном округе во время сезонной миграции. Многие скотоводы ведут традиционный образ жизни, летом уходя повыше в горы, а к зиме спускаясь на более теплые луга.


Старый рыбак в традиционной одежде забрасывает сеть в реку Ли. Рядом с ним сидит баклан, который помогает ему ловить рыбу.


В округе Байчэн после урожая разложили сушить красный перец. Это очень отдаленные и этнически разнообразные места.


Озеро Пяти цветов, которое также называют озером Павлина, в заповеднике Цзючжайгоу осенью. Кристаллы на дне озера естественным образом отражают яркие краски окружающего пейзажа.


Озеро Юэяцюань («Растущее озеро») в оазисе Дуньхуан, как считают, существует уже более двух тысяч лет и подпитывается водой из источника.


Национальный геопарк Данься известен своими разноцветными горами, которые получились за счет слоев песчаника и осадочных пород.


Поезд с паровым локомотивом едет по железной дороге, соединяющей города Уланчаб и Тунляо во Внутренней Монголии.


Жемчужный водопад в заповеднике Цзючжайгоу — одно из самых красивых мест в этом парке, которое часто используется для съемок фильмов и телевизионных шоу.


Монгольский пастух на плато Башан на северо-западе китайской провинции Хэбэй.


Гранд Каньон Эньши в провинции Хубэй.


Храм Воюнь на горе Гэцзаошань в китайской провинции Цзянси.
Источник: bigpicture.ru
Поделись
с друзьями!
927
2
8
11 месяцев

Загадки китайских иероглифов: как пишут и думают в Поднебесной

Мы говорим «китайская грамота», когда имеем дело с чем-то сложным и запутанным. Но не так сложна грамматика китайцев, как их письменность, родившаяся в Поднебесной три с половиной тысячи лет назад, а может быть, и раньше. Китайская иероглифика – это кошмар для привыкших к алфавитам из трех десятков букв, и все же она прекрасна и отлично чувствует себя даже в цифровую эпоху.


Откуда берет свое начало письменность? Конечно же, от рисунков, изображений предметов. Одной ветвью развития первобытных художеств стало изобразительное искусство, другой – запись и передача информации, первоначально в виде пиктограмм – символов, сохраняющих в себе общие очертания изображаемого. Поскольку к моменту появления первых пиктограмм люди уже обладали речью, за символом закреплялось и звучание слова в данном языке. Но, чтобы передавать или хранить информацию, требуются знаки не только для предметов, но и для их качеств, действий, местоположения и т. п. Так пиктограммы были дополнены идеограммами, где знак связан с обозначаемым не непосредственно, а ассоциативно.

Идеограммы и сейчас окружают нас повсюду. Видим белый прямоугольник в круге на красном фоне – читаем «проезд запрещен», видим на двери стилизованную фигурку мужчины – читаем «мужской туалет». Проблема лишь в одном: жизнь вокруг нас настолько многообразна, что для общения с помощью исключительно идеограмм и пиктограмм их потребуется просто гигантское количество. И большая часть человечества постепенно пришла к тому, что от символов, обозначающих предметы и явления, надо уходить к символам, обозначающим звуки речи. Перевернем букву А вверх ногами и увидим стилизованное изображение морды быка. Бывший когда-то пиктограммой символ теперь обозначает просто гласный звук. Это удобно: звуков речи куда меньше, и современные алфавиты, берущие свое начало в основном от громоздкого египетского иероглифического письма, очень компактны. Буквы легко выучить, по алфавиту просто искать нужную информацию в словарях и энциклопедиях, а как нам здорово теперь с маленькими клавиатурами, которые умещаются даже на экранах смартфонов!


Сто тысяч – кто больше?



Но у китайцев все не так. Идея передавать на письме звуки, а не смыслы если и присутствует в их письменности, то в крайне зачаточном состоянии. Китайская иероглифика осталась на уровне идеографии. Правильнее говоря, она является морфемным письмом. Каждый иероглиф передает какую-то морфему, то есть минимальную значимую часть языка. А поскольку история китайской письменности длится тысячелетия, иероглифов накопилось страшное количество: минимальные оценки – 50 000, максимальные приближаются к 100 000, а то и превышают это число. «Бедные, бедные китайские школьники...» – начинаем причитать мы, но тут нам рассказывают, что в современном китайском активно используются лишь порядка 3–4 тыс. иероглифов, для чтения художественной литературы будет достаточно 7–8 тыс. Но неужели китайский язык настолько беден, что обходится таким небольшим количеством значащих символов? О нет, конечно. Слово может соответствовать одному иероглифу, но есть слова составные – из двух, трех и более иероглифов, и этих комбинаций вполне хватает для передачи всего богатства человеческой мысли.

Для непосвященных китайское письмо выглядит как набор фантасмагорических «козябр», лишенных какой-либо осмысленной структуры. Но это, конечно, не так. Любой иероглиф рисуется с помощью ограниченного набора начертательных элементов (черт), таких как горизонтальная и вертикальная линии, точка, откидные линии, крюк и т. д. Простейший иероглиф состоит из одной черты, самый «навороченный» – из 84. Рисунок из черт формирует графему. Графема – это композиция из черт, которая входит в состав иероглифа и уже наделена неким значением. При этом часть графем может выступать и в качестве самостоятельных иероглифов.


Океан из барана


Из этого следует, что иероглиф может быть комбинацией смысловых элементов, причем логика соединения этих смыслов может быть очень причудливой, а то и вовсе непонятной. Выше уже говорилось о том, что в китайской письменности есть некий выход на передачу иероглифами звучания слова, но выход, можно сказать, тупиковый. Речь идет о так называемых фоноидеограммах. Это иероглифы, состоящие из двух элементов – фонетика, подсказывающего примерное чтение иероглифа, и детерминатива, указывающего на смысл.

Вот пример: иероглиф, обозначающий слово «баран» (羊). Читается он «ян». Но у слова «ян» есть и другое значение – «океан». Как нам изобразить океан? К иероглифу «баран» добавляем детерминатив – графему, обозначающую водную среду. В смысле, это не «баран-ян», а тот «ян», который связан с водой. То есть океан (洋). Все это для нас очень странно, но не надо думать, что фоноидеограммы всегда так же четко и ясно, как в описанном случае, указывают на произношение. За время существования иероглифов во многих случаях чтение фонетика изменилось и уже мало похоже на звучание самой фоноидеограммы. В общем, иероглифы редко дают указание на то, как надо читать слово.

Искать нужное слово в китайских словарях – это отдельная проблема. Поскольку алфавита нет, слова ищутся по таблицам «ключей» – ключевых графем, входящих в состав многих иероглифов (всего основных ключей 214). Внутри раздела, объединенного общим ключом, иероглифы расставляются по количеству используемых при написании черт.


А может, не надо?



И к чему же эта мука? Таким вопросом задавались не только за пределами Китая, но и внутри него. Левый профессор-лингвист Цянь Сюаньтун (1887–1939) писал: «Чтобы покончить с конфуцианским образом мысли, первым делом мы должны отменить иероглифы. А если мы хотим избавиться от детского, наивного и варварского взгляда на мир, присущего обычному человеку из народа, то нужда в отмене иероглифов становится еще сильнее». Идею о том, что иероглифы – залог отсталости Китая, разделяли и другие прогрессивные деятели. После 1945 года от китайских иероглифов отказался Вьетнам, заменив их латиницей. Почти изжили иероглифы корейцы Севера и Юга, отдав предпочтение слоговой письменности хангыль. Еще держатся японцы. Но в самом Китае все посягательства на иероглифы были отбиты.

Аргументы против отмены традиционной китайской письменности звучат разные. Кто-то говорит, что избавление от иероглифов не позволит китайцам знакомиться с богатейшим наследием литературных памятников прошлого. Но этот вопрос несложно решить в рамках переиздания произведений с новой графикой, тем более что в 1950-е была все-таки проведена реформа по упрощению начертания иероглифов, и гражданам современной КНР читать старые тексты и так довольно сложно. Другие опасаются исчезновения великого искусства китайской каллиграфии, но для того, чтобы рисовать красивые иероглифы, не обязательно пользоваться ими в повседневной жизни. Однако есть еще один аргумент, против которого возразить трудно.

Представим себе, что мы приехали в Польшу или Чехию. Языки вроде родственные, но чехов и поляков мы не понимаем. А потом мы берем местную газету или книгу и... все читаем без проблем. Возможно ли такое? В описанном случае – нет, а в Китае все примерно так и обстоит. То, что мы называем китайским языком, на самом деле гроздь заметно отличающихся друг от друга диалектов, среди которых крупнейшие – мандаринский (пекинский) и кантонский (язык Гонконга и Гуанчжоу). Выходцы из Пекина и Гуанчжоу в разговоре не поймут друг друга, но без проблем могут переписываться – иероглифы-то те же самые. Письменность объединяет разноязыкое население Китая в единую общность, дает им возможность общаться друг с другом, ощущать причастность к общей цивилизации.


Два голубя


Конечно, не удалось избежать трудностей, когда в Китае попытались адаптировать свою письменность к западным информационным технологиям. Термин «китайская печатная машинка» (Chinese typewriter) до сих пор является в английском языке идиомой для обозначения чего-то несуразно сложного. Когда японские оккупанты были выбиты из Китая, в наследство от них осталось предприятие по производству пишущих машинок, умеющих печатать иероглифами. На основе японских технологий и оборудования была создана получившая наибольшее распространение китайская машинка под маркой «Два голубя». Она представляла собой лоток, вмещавший 2500 литер с иероглифами. Этого маловато, но литеры можно было заменять (машинка комплектовалась дополнительным лотком). Над лотком свободно (по осям X и Y) передвигалась каретка с огромным бумагоопорным валом и печатающим механизмом. Зоркий китайский оператор выискивал в рядах литер нужную и подводил к ней печатающий механизм. При приведении его в действие, механизм забирал литеру из лотка, наносил удар по чернильной ленте, а затем опускал литеру обратно в лоток. Можно себе представить скорость такой печати, особенно если учесть, что порой оператору приходилось брать в руки щипцы, чтобы вынуть одни литеры и заменить их другими из дополнительного набора.


К счастью, эра пишущих машинок практически завершилась, но для людей Запада это означало лишь перенесение QWERTY-клавиатуры с железа на пластик. Китайцам же пришлось придумывать, как вводить свои иероглифы в компьютер. Разумеется, существовали экспериментальные образцы обычных компьютерных клавиатур, только с тысячами клавиш. Смотрится это забавно, но распространения такие устройства, конечно же не получили. Просто были придуманы более практичные варианты. Среди них и графический ввод стилусом, и голосовой ввод и... введение латинских символов. Да, в современной КНР существует система записи слов официального китайского языка алфавитом на основе латиницы – пиньинь (есть аналоги для диалектов). Символы вводятся с обычной клавиатуры, а программа преобразует их в экранные иероглифы. Поскольку в китайском языке есть немало омофонов – слов, звучащих похоже, но имеющих разное значение, – та же программа представит в интерактивном режиме несколько иероглифов на выбор для уточнения.

Другой вариант – система уби (wubi) – позволяет обходиться без латиницы, но требует хорошего понимания структуры иероглифов. Там за клавишами обычной компьютерной клавиатуры закрепляются не отдельные иероглифы, а базовые черты и графемы, а также варианты пространственного расположения этих элементов внутри иероглифа. Чтобы набрать любой иероглиф в уби достаточно совершить максимум четыре нажатия на клавиши. Эту систему непросто освоить, особенно если китайский не твой родной язык, но из всех способов набора она признана наиболее эффективной и позволяет выводить на экран до 160 иероглифов в минуту, что вполне достаточно даже для записи живой речи. «Двум голубям» за уби не угнаться.
Поделись
с друзьями!
792
2
21
12 месяцев

Китайская притча-сказка о каменотёсе


Одним солнечным днем каменотес проходил мимо дома богатого торговца. Через открытые ворота ему стали видны роскошное убранство двора и множество важных гостей, собравшихся вокруг хозяина дома. Каменотес опечалился, подумав что никогда не станет таким же могущественным и богатым, как торговец. Его зависти не было предела и больше всего он хотел оказаться на месте хозяина богатого дома. Прошло врем и, на удивление, желание его благополучно исполнилось - он сам стал торговцем! Но роскошная жизнь и ранее неведомая ему власть также принесли ему и зависть бедных жителей.

Однажды один из крупных чиновников проезжал мимо дома каменотеса-торговца. Он восседал на украшенном золотом троне, его сопровождала прислуга и солдаты, бившие в гонги. Каменотес не удержался и мысленно пожелал очутиться на месте чиновника. И это его желание тоже исполнилось! Теперь жители окрестностей глазели только на него, но не с любовью, а с выражением страха и ненависти на своих лицах.

Однажды, выдался на редкость жаркий день и каменотес-чиновник почувствовал себя очень некомфортно, сидя на высоком троне, под лучами палящего солнца. Он поднял глаза на солнце и подумал: "Какое могущественное светило, на него не влияют люди и ему нет никакого дела до происходящего на Земле". Каменотес сказал себе, что хочет стать Солнцем! Его желание тут же исполнилось и он очутился на небе, среди бегущих облаков...

Теперь он горделиво сиял, обозревая земные пространства, взирая сверху на фермеров и их работников, которые трудились на полях. Но не прошло и нескольких часов, как каменотеса-солнце закрыло, неизвестно откуда набежавшее, огромное черное облако. Исчезла чудесная возможность сиять и не было видно землю. "Какое же могучее это грозовое облако!" - подумал каменотес-солнце и сразу же загадал, что мечтает превратиться в черное облако.

Не прошло и секунды, как он стал большим грозовым облаком, начал проливать сильные дожди на поля и деревни, обитатели которых стали его громко ругать. Однако, вскоре он обнаружил, что какая-то невероятная сила словно отодвигает его все дальше по небосводу. Он понял, что это ветер и позавидовал его свободе, скорости и силе.

Превратившись в ветер, бывший каменотес решил проверить свое могущество. Он стал сдувать черепицу с крыш домов и выкорчевывать деревья с корнями - за что люди его опять возненавидели. Играя с новой силой, он не заметил как наткнулся на нечто, не поддающееся его огромнейшей мощи. Новое препятствие оказалось громадной скалой, которая не поддавалась ветру, с какой бы силой тот ни дул.

Каменотес-ветер так впечатлился неприступностью и мощностью каменной преграды, что немедленно пожелал быть скалой. Так он превратился в гигантскую скалу, самую мощную из всех когда-либо существовавших на Земле.

Но, как только это произошло, он услышал звук молотка. Тогда каменотёс-скала посмотрел вниз и увидел фигуру каменотеса, забивающего большое долото в его каменный бок...

Итак, будь доволен тем, что у тебя есть, радуйся происходящему с тобой. Когда ты осознаешь, что у тебя всего достаточно - весь мир будет принадлежать тебе!
Поделись
с друзьями!
1316
11
22
16 месяцев

Города в пленительных акварелях художника Квана Йюк Панга

Чтобы остановить «прекрасное мгновение», требуется быстрота реакции и, конечно же, мастерство. Городские эскизы, сделанные Кваном Йюком Пангом, талантливы и точны. Они, действительно, способны зафиксировать миг и сделать его еще более отчетливым.


Китайский художник и заядлый путешественник Кван Йюк Панг (Kwan Yeuk Pang) использует ненасыщенный цвет и ограниченную палитру цветов. Благодаря тщательно выстроенному цветовому минимализму художник создает акварели, наполненные воздухом. От шумных улиц Шанхая и Гонконга до роскошных соборов и европейских городских пейзажей – в каждой его работе запечатлено изменчивое многообразие мимолетных оттенков жизни.


Ускоряющийся темп нашей жизни художник пытается поймать в повседневных скетчах – эскизах, зарисовках и набросках. Например, создавая акварельный образ Собора Святого Марка в Венеции, китайский художник использует всего лишь два цвета: персиковый – для неба и архитектурных бликов, а также голубовато-фиолетовый – для теней и переднего плана. В кругозор художник также попадают многочисленные туристы, местные жители и знаковые венецианские голуби, расхаживающие по широкой мощеной площади или взлетающие в пасмурное вечернее небо.


В другой работе, изображающей зимний городской пейзаж в китайском Ханчжоу, сполохи огненно-оранжевого и красного изображают улицу, освещенную теплым светом фонарей на фоне холодно-синего ночного неба. Зонтики прохожих отражают верхний свет малиновым и желтым. В то же время белые пятна показывают, как мягко падает снег, чтобы тут же растаять на влажном тротуаре.

Ниже подборка работ художника из разных городов, другие его произведения можно найти на сайте и в Instagram.






























Поделись
с друзьями!
1080
3
16
25 месяцев

Захватывающие фото крупнейшего в мире фестиваля снега и льда в Китае

Север Китая представляется самым холодным местом в стране, а может даже и в Азии. Но и здесь свои плюсы. Для тех, кому не страшен холод, в Харбине проводится один из самых ярких и масштабных фестивалей льда и снега в мире. Здесь можно увидеть невероятные, фантастические скульптуры в форме известных зданий и строений, которые поражают своей точностью и скурпулезностью.

Январский Харбин – Это царство льда и снега, везде шикарные, великолепные снежные и ледяные скульптуры. Харбинский международный фестиваль льда и снега по праву считается крупнейшим по масштабу мероприятием льда и снега в мире, он успешно проводился 35 раз с 1985 года.



Harbin International Ice and Snow Sculpture Festival – крупнейшая в мире выставка, посвященная ледяной и снежной скульптуре. Около 10000 участников международного фестиваля создают потрясающие объекты из снега и льда у протекающей неподалеку реки Сунгари.

Десятки разнообразных арт-объектов расположены в четырех основных парковых зонах: «Мир снега и льда», «Шаолинь-парк», «Солнечный остров» и «Центральная улица». Каждая из скульптур оснащена изнутри сложной системой светодиодной подсветки. После заката ледяные замки и снежные фигуры начинают сверкать разноцветными огнями, как сказочная елочная гирлянда.


В этом году ледяной город развернулся на площади 600 тыс. квадратных метров, а построили его всего за 15 дней.
















Харбинский фестиваль продлится до 25 февраля 2020 года.

HARBIN ICE AND SNOW WORLD 2020 (MUST WATCH!) 【4K+Drone】
Источник: bbc.com
Поделись
с друзьями!
1209
1
22
50 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!